1-08-2014

edictum


EDICTUM

Есть только один мир


Previous Entry Share Next Entry
Если бы писатели описывали мужчин, как они описывают женщин.
1-08-2014
edictum
Оригинал взят у ingwall в Если бы писатели описывали мужчин, как они описывают женщин.
Наткнулся на замечательный текстик Мег Элисон, не смог не перевести. Наслаждайтесь.

***

Во внешности мальчика-подростка всегда есть особенный намёк на то, каким он станет мужчиной. Некоторая припухлость губ, откровенная чувственность взгляда. Мы все знаем, как это называется, но говорить так невежливо, пока он не подтвердит, что он именно такой мальчик.

***

Для участия в Забеге из всех юношей деревни выбрали Хугина, сына простого хорошенького пекаря и его жены, охотницы на волков. Волосы Хугина ниспадали на его плечи золотистыми волнами, а его необыкновенно длинные ноги были покрыты шелковистым пушком. Когда начался ежегодный отбор, все остальные юноши косились на Хугина, обиженно выпячивая губки. Они знали, что выберут - его.

Они не знали, что сердце Хугина разрывалось на части между высокой молчаливой Джойной и её младшей сестрой Кикой, ковальщицей ножей.

Когда старики вывели его на помост, чтобы увенчать венцом Бегуна, он чувствовал на себе взгляд Джойны. Он ощущал, как тянется к нему Кика, беззвучно шепча его имя.

Кому из них он достанется? Кто назовёт его своим? Сейчас не время об этом думать. Сейчас он - Бегун, и всё остальное неважно. Даже любовь.

***

Бретт снял майку и взглянул на себя в ростовое зеркало. Он сбросил джинсы, стянул плавки и представил момент, когда Дженнифер впервые увидит его голым. Его ступни были среднего размера, на пальцах ног виднелись волоски - их, наверное, надо убрать до вечера. Ноги до колен были недурны, но ляжки казались ему чересчур массивными и неприлично мускулистыми. Он повернулся боком, слегка изогнувшись в талии. Особо лучше не стало - в этой позе был очень заметно то, что его зад уже далеко не такой орешек, как в двадцатидвухлетнем возрасте. Он сжал обе половинки, надеясь, что так попка покажется более тугой. Втянул живот и напряг грудные мышцы, выставляя их напоказ, как пирожные на витрине кондитерской. Что она подумает о нём? Понравится ли ей товар? Он надул губки и огладил ляжки, чтобы казались постройнее. Может быть...

***

Профессор Редгрейв глянула сверху вниз, встретила обожающий взгляд Стефана и бесстрастно моргнула.

“Но что Набикова хочет нам сказать в этой трансгрессивной повести? Что это, маскирующаяся под литературу порнография? Или эта будоражащая история о женщине средних лет, соблазняющей своего юного пасынка, скрывает в себе какой-то более глубокий смысл?”

Взор Стефана остался незамутнённым. Редгрейв знала, что в этой кокетливой головке нет ни единой оригинальной мысли. Она видела, как он сидел, откинувшись на спинку стула, приглашая девушек полюбоваться собой, а потом возмущался, услышав от них в свой адрес безобидное “миленький…” Она просматривала его сочинения, снижая оценки за мальчишеские утверждения и детские скачки в логике. Она и её аспирантка Гертруда вместе хихикали над его жалкими стараниями.

“Курс уровня 201 явно не для него”, - усмехалась Гертруда, - “его пора провалить просто из жалости”.

Но конечно же, он подал первую слабенькую надежду на лекции о Набиковой. О ком же ещё?

“Профессор”, - начал Стефан, поднимая загорелую руку, - “А что, если это совсем не про мальчика? Что если он просто солиптическая замена, что если настоящая игрушка - не малолетний красавчик, а сам язык?”

И в этот момент Редгрейв поняла, кто будет её ассистентом на следующий семестр. Она впилась в него взглядом, вбирая в себя сочетание едва созревшей юности и хрупкой ученической заинтересованности, и поняла, что он непременно клюнет на образ мудрой наставницы. У мальчишки просто на лбу написано “эдипов комплекс”.

Семестр на глазах приобретал перспективы.

***

“Я не понимаю”, - Шиа догнала убегающего Майкла, тяжело дыша, “чудовище сожрало всех - как ты спасся?

Майкл добежал до лодки первым, прыгнул в неё и подождал, пока Шиа догонит его, сядет на вёсла и оттолкнёт лодку от берега.

“Потому что я не такой, как другие мальчики,” - сказал он, заправляя за ухо прядь волос и глядя в сторону.

“Какой - не такой?” - с каждым мощным гребком лодка уносила их всё дальше от опасности. Мышцы рук и плеч Шии напрягались и перекатывались под кожей, и Майкл был не в силах оторвать от неё глаз.

“Не такой. Чудовище назвало меня слишком чистым. Потому что я… я никогда…” Он снова отвернулся, и лунный свет блеснул на его шее, выделив очертания ключицы.

“Ты девственник!” - озарило Шию, - “Такой цветочек пропадает зря”.

Майкл покраснел.

“Если мы отсюда выберемся живыми,” - сказала она, - “я это исправлю”.

***

“Ты такой красавчик,” - сказал Честер. Антуан укладывал причёску, беспокойно вертясь перед зеркалом. Антуан знал, что друг хочет его приободрить, но его мнение ничего не значило. Разве Честер подарит ему кольцо? Разве он укроет его плечи такой важной, такой престижной командной курткой школьной танцевальной команды, если ему станет холодно? Разве Честер сможет обнять его, взять крепко за руку, поцеловать так глубоко, что сожмутся пальцы ног? Антуан вдруг взглянул на отражение своего лучшего друга в зеркале и увидел его совсем в другом свете. Да, конечно, это не то же самое, что с Барбарой, это никогда не будет настолько же мощным, настолько же ошеломляющим. Но вдруг...

Барбара обнаружила их через двадцать минут, сплетённых в объятиях. Антуан взглянул на неё с ужасом.

“Прости, умоляю! Это ничего не значило!”

Барбара усмехнулась, скрестив руки на груди и любуясь сценой. “Очччень интересно. Да ты не волнуйся так, детка. Это за измену не считается”.

Юноши поглядели друг на друга, разрумянившись от возбужения.

“А может…” - Честер прикусил нижнюю губку, - “может ты тоже с нами хочешь?”
Она улыбнулась ещё шире и начала расстёгивать пояс. “Я как раз об этом и думала”.

***

Эндрю не расстраивался, что он никогда не кончал во время секса. Бьянка залезала на него сверху и двигалась, елозя клитором по его паху, а достигнув оргазма, падала ему на грудь, обессиленная, и бормотала что-то о любви. Ему нравилось возбуждение, которое он при этом испытывал, и иногда после этого он удовлетворялся самостоятельно. Всё, чего он хотел - это чувствовать на себе её тело, силу её движений, знать, что он возбуждает её. Да и что такое оргазм по сравнению с настоящей любовью?




  • 1
да тут вроде деконстукция такая - путём переворачивания как бы показывают что такое объективация. но Вы правы, что это не самая эффективная деконструкция (и даже не самая эффектная). И пародия - отличная вещь, да. Мы однажды с двумя московскими подругами-феминистками -вдруг вспомнилось - обосновали почему мужчина должен быть выведен из публичной сферы, то есть почему он так уязвим (по природе, конечно), что по возможности должен отвечать за частную сферу. я не всё уже припоминаю, но там был такой аргумент, что ущербность, предопределённая отсутствием у мужчины менструального цикла, заставляет его в публичной сфере имитировать повторяющееся истекание кровью в масштабах сообществ, то есть инициировать войны и конфликты.
там много было прекрасного.
но на добрый толк самая офигенная деконструкция -это то, что я называю "изобретение третьего места" (в том смысле, что гендерный порядок знает два места - "верх" и "низ", грубо говоря). Пока мы переворачиваем (меняем верх и низ местами) м.б. смешно и даже эффективно, но чаще всего из разоблачённой иерархии нам потом, говоря метафорически, некуда идти.

" заставляет его в публичной сфере имитировать повторяющееся истекание кровью в масштабах сообществ" - !!! класс же! вспоминайте остальное ; ) - и публикуйте, хотя бы в фейсбуке

  • 1
?

Log in